the ghost silver
если тебе что-то нравится - съешь это!
...И смерть, и слезы, и любовь!
НУ БЛЯ!!!!

Не могу сказать, что не понравился финал. И вообще, тут не главное, понравилось, не понравилось – так должно было закончится и так закончилось. Видимо, я фаталист.
Я могу понять и Уилла и Ганнибала. Уилла рвало на части – он и Ганнибала любил, хотел быть его другом и прочее по списку, но людей он тоже хотел спасать. Потому что это в характере Уилла, он добро и все тут. Никак не отвертишься.
А Джек (и все-все-все) и Ганнибал... Две стороны...
Оба спрашивают – Ты сделаешь то, что от вас требуется? – и обоим Уилл отвечат «да». Хочет ответить «да». Им обоим, хочет ответить и отвечает.
Но Джек не понимает Уилла, никто не из тех, кто не-Ганнибал Уилла не понимает. А Ганнибал понимает. Принимает, протягивает ему себя. Как перед таким устоять? Но так же Уилл – добро. Добро, которое поднимается в нем, даже в той тьме, в которую он позволяет себя загнать. Но проблема Ганнибала в том, что он монстр. Уилл это понимает, Ганнибал, скорее всего тоже понимает, но в его системе координат, только это и считается нормой.
Бедняга Уилл! Не получается правильно выбрать. Не один выбор не сулит ему покой. По этому он снова пытается сделать все по-другому. Но и это выбор тоже приводит все туда же – к катастрофе.
Ганнибал бы мог не трогать Уилла, мог просто уйти, как ему сказал Уилл, но не хочет. Что же он зря столько времени шептал в куколку?! Уилл это его создание, это и только его. А к своим вещам доктор наш Лектер не может отнестись легкомысленно.

Столько досады в его лице, когда он гладит Уилла по щеке, готовясь его распотрошить! Он так не хочет ломать дорогою его сердцу вещь, но не может оставить ее. Сжечь Москву нахрен, чтобы Наполеону не досталась!
А потом я вспомнила сцену с оленем, которого Уилл пристрелил к чертям, осознанно убивая свою связь с Ганнибалом.
Вот в это не хочется верить! Хочется верить в то, что Уилл таким образом с Ганнибалом прощается. Нет, в Аргентину я не верю. Уилл так не сможет. Прикрывать свое добро фигуркой оленя некоторое время – да, но полностью погасить его в себе… Да и не нужен нам такой Уилл. И самому Уиллу такой он не нужен.
Но Ганнибала он хочет отпустить. Жаль, что Вендиго от Ганнибала отделить нельзя.
Я не верю в хорошие концы – что-то в них есть всегда фальшивое, и ощущается какой-то еще более страшный пиздец за белым заборчиком и улыбками близких, а вот такой… когда все плохо… это кристальная чистота, за которой только она и есть. Она почему-то не пугает и настораживает.
Но маленький наивный человечек внутри меня хочет надеется, что если бы Ганнибал хотел по настоящему убить Уилла, то убил бы, резко и насовсем. Мне кажется, он не расценивает действия Уилла как предательство. Просто он понял, что Уилл как бы тот не хотел не выберет его сторону. Ганни хотел в это верить и позволял себе верит. Знал, что ему будет больно, испытал ожидаемою боль и сделал больно Уилл. Вместо тысячи слов. Вот и все!
Но Уиллу он уже оставил место в своем Дворце памяти - не зря он заговорил об умаго, об образе возлюбленного, прямым текстом говоря Уиллу, что его образ будет с ним навсегда. Какое печальное лицо у доктора перед начало трапезы - он чувствует, что она последняя, что Уилл не на его стороне, и не был там никогда.